Ветеран-снайпер Галина Романовна: Надо быть готовым защищать Родину

На выходных мы вместе с волонтерам Победы в Иркутске посетили Галину Романовну Шипулину — ветерана войны, снайпера, поэтессу.

Ветеран-снайпер Галина Романовна: Надо быть готовым защищать Родину

Галина Романовна коренная сибирячка, родилась в Канске в 1924 году, 26 ноября. В 42-м окончила школу. После год отучилась на историко-филологическом факультете, но не закончила, в феврале 1944 года, будучи 19-летней девчонкой, ушла на фронт.

В военкомате Галину определили в снайперскую школу, вместе с еще 60-ю девушками она прошла восьмимесячный курс обучения в Центральной женской снайперской школе под Москвой.

«Состояние здоровья проверяли перед зачислением, чтобы поступить в школу, нужна была и грамота. Нас учили ведь по самолетам стрелять, а для этого надо знать, с какой скоростью летит сам самолет, направление ветра и скорость пули. Ну на практике не стреляли мы по самолетам».

Трудно было уже во время учебы, вспоминает Галина Романовна. Все девчонки были домашние, не привыкшие к трудностям. А здесь надо было дисциплину соблюдать.

«Скажут «Подъем», мы вскакиваем, кто-то успел, кто-то нет, если кто-то не успел, снова раздеваемся, ложимся, все повторяем. Дисциплина военная была, и на посту стояли и охраняли склады военные с продовольствием и обмундированием. У нас командир был, так вот он расставит нас по местам, сам переоденется и крадется тихонько, не успеешь крикнуть «Стой, кто идет», наряд получишь, и хорошо если наряд — картошку чистить».

Учились, конечно, орудовать винтовкой, тренировались на стрельбищах. После, уже на войне, стрелять пришлось.

Выпуск из школы — 60 человек, Все примерно одного возраста, молодые девушки. Девчонок разделили на две группы по 30 человек и отправили на фронт. Это был 44 год.

«Нам хотелось фотографироваться, чтобы хоть что-то послать домой. А денег не было, так вот копили сахар кусочками, надо было экономить его. Платили за фото сахаром, когда приходил фотограф».

На передовую выпускниц школы отправили в ноябре 1944 года. Галина боевое крещение прошла на 1-м Украинском фронте и дошла до Берлина.

«После школы погрузили в две теплушки по 30 человек и повезли на фронт, от Москвы до Бреста (Белоруссия) нас везли целый месяц. Уже был 44 год. А в теплушке что? Буржуйка и нары, на которых спали, и стол один, и все. В какой-то момент сопровождающий отстал, мы голодные ехали, потом обнаружили платформу с замороженным картофелем. И вот его набрали, кто в котелки, кто куда. И дрова по пути искали где могли. Ну потом догнали нас сопровождающие, и продукты были. Довезли нас до Бреста, там уже прошли бои. Одну теплушку на Первый Белорусский направили, а нас на Первый Украинский».

«В Бресте первая для нас бомбежка была. Кто под теплушку лезет, кто бежит куда глаза глядят, страшно, комья земли летят, запах взрывов. А потом смеялись друг над другом, кто как от взрывов прятался».

В Бресте на тот момент прошли тяжелые бои, девушки задержались там, чтобы помочь с ранеными, и далее направились в Польшу догонять свой взвод, задача которого была — дойти до Берлина. Галина вспоминает, что еды не хватало, и поляки не давали еду. Местами проходили путь через лесные зоны, и в ее эшелоне была девушка из Бурятии, так вот она в какой-то момент козла убила, и все смогли наесться мяса и напиться бульона, конечно, без соли. В пути было тяжело, с собой несли груз — каждая снайперша несла винтовку 4,5 килограмма весом, снайперскую лопатку, котелок, шинель и вещмешок с одеждой и патронами. И даже праздничную одежду девочкам выдали еще при окончании снайперской школы, но ее в лесу оставили — лишний груз.

«Догнали мы свою часть, и нас по полкам распределили, нескольких девушек весте со мной распределили в 726 стрелковый полк 395-й стрелковой дивизии, в нем уже два человека снайпера — мужчин были. И все, больше с выпускницами школы не встречались. Вася Курка был известный на весь фронт снайпер, наш командир отделения».

С ним Галина узнала, что такое окопы, что такое смерть совсем рядом.

«Командир скомандовал прыгать в окоп. Прыгнули, и оказалось, что там лежит солдат мертвый, я поскользнулась на нем и так испугалась, что меня аж выбросило из окопа, и я побежала в сторону немцев, слышу, кричат «Не туда». И только потом сообразила, что бегу в сторону врага от страха. Страшно, не дай Бог кому-то знать, что такое война».

Василий Курка погиб на войне. Он был легендой. Доброволец, снайпер, командир взвода Красной Армии, в период Великой Отечественной войны уничтоживший 179 солдат и офицеров противника. 12 января 1945 года, на Сандомирском плацдарме, в ходе наступления советских войск, выполняя совместно с разведчиками боевое задание, был тяжело ранен противником и 13 января 1945 года умер. Похоронен в местечке Климонтув (Польша) на братском кладбище советских военнослужащих.

Галина большую часть времени не участвовала в открытых боях — прикомандировали к знаменному взводу, так что кто-то шел в наступление, а она охраняла полковое знамя. Но и стрелять по врагу приходилось тоже.

Со своей частью Галина Романовна прошла Белоруссию, Польшу и дошла до Германии. Здесь остановились с частью на реке Нейсе (Ныса-Лужи́цка — река, протекающая по территории Чехии, Польши и Германии, левый приток реки Одры).

«Мы встали в оборону на реке Нейси. Наше направление было на Берлин. Маршал Жуков с той стороны. А мы здесь. На реке Нейси не оказалось переправы. А часть наша большая, с пушками. И стали сооружать мы переправу, пока строили ее, узнали, что война закончилась. В Берлин мы не зашли. Но медали за отвагу получили».

Уже после официального окончания войны тоже приходилось стрелять, стояли на территории Германии, ходили на охоту. Враги были повсюду. После пошли обратно в Польшу и на Украину.

С будущим мужем Галина Романовна познакомилась в мае 1945-го в Бухвальде. Вместе они узнали о Победе. К тому времени оба служили телефонистами, сначала понравились голоса друг друга, потом решили увидеться.

Ветеран-снайпер Галина Романовна: Надо быть готовым защищать Родину

«В августе пришли на Украину, 3 августа был указ — женщин и мужчин определенного возраста демобилизовать, и нас демобилизовали. Мы знали об это заранее, и поженились еще 2 августа».

У Галины Романовны было два брака, оба мужа рано умерли. Много лет жила на Украине, но всегда тянуло в Сибирь. Сюда в итоге и вернулась. Сейчас у нее большая семья, дети, внуки и правнуки. Навещают, буквально утром до вашего прихода приходил внук, принес молоко, рассказывает ветеран.

Ветеран-снайпер Галина Романовна: Надо быть готовым защищать Родину

Ветеран-снайпер Галина Романовна: Надо быть готовым защищать Родину

Она поит нас чаем, рассказывает, как живет, показывает свой дом — быт простой: «Живу одна, а здесь больше никто и не поместится,- смеется. Фотографий много — правнуки, эта постарше в третьем классе, этому четыре года. Есть братья и сестры. А вот я, а тут мои внуки. У меня две дочери, одна постарше, одна из них здесь недалеко живет. Одна дочка ведет литературный кружок в Совете ветеранов… Вот тут моя лежанка, тут мой гардероб, тут моя зона отдыха. Дети помогают, я уже не готовлю, дочка готовит«.

Ветеран-снайпер Галина Романовна: Надо быть готовым защищать Родину

Дом в два этажа, Галина Романовна говорит, поднимается и спускается сама — физическая нагрузка помогает суставам держаться. Заваривает чай, накрывает на стол, от помощи отказывается.

Ветеран-снайпер Галина Романовна: Надо быть готовым защищать Родину

О войне вспоминает, как это страшно. Но говорит, что всегда надо быть готовым защищать свою Родину.

«Мы были очень патриотичными, мы очень любили свою Родину, и сестры и браться — все участвовали в войне, кто был ранен, кто умер… А что делать? Надо быть готовым защищать Родину. Сейчас сохранять мир очень трудно, потому что мир не один, и Россию все не знают уже как зажать. А мы русские, мы очень добрые люди, мы привыкли, ведь жили раньше деревнями, все друг другу помогали. А за границей каждый за свое. Надо любить свою Родину, а тем, кому плохо здесь — уезжайте отсюда, Земля большая», — говорит ветеран.

Даже при своей большой семье ветеран очень рада волонтерам. «Волонтеры — даже само слово красивое, приятное«, — говорит.

Ветеран-снайпер Галина Романовна: Надо быть готовым защищать Родину

Волонтер Победы Екатерина отвечает: звоните, мы к вам будем еще приходить. И раньше тоже приходили. Во время развития ковида приходили, приносили что нужно, оставляли у порога, правда, внутрь заходить из-за пандемии не разрешали.

А еще Галина Романовна пишет стихи, простые и красивые. Вот два из них.

«Я на вопросы отвечаю невпопад,
Если точно сказать — наугад,
Вот хорошо я слышу «На»,
А «Дай» совсем не слышу я,
Вот ведь загадка для меня».

Ветеран-снайпер Галина Романовна: Надо быть готовым защищать Родину

«Я влюблена в свой телевизор, жизнь без него не представляю,
Едва проснувшись, пульт беру и все каналы проверяю,
С «России» свой просмотр я начинаю,
Чтобы услышать гимн моей страны,
И тут же дни недели уточняю,
И радуюсь, что все мы, все живые.
Мне телевизор обо всем расскажет,
Где что случилось, от кого что ждать,
Где плакать, где можно смеяться, где слушать, где и отключать,
Меня так манит этот телевизор, концертов и вестей хороших жду,
Но как включу, то злит, то возмущает,
Непроизвольно пульт я жму,
Вот так я и живу, включаю, выключаю,
Боюсь, вдруг что-то пропущу,
Но без него как жить не знаю,
Наверное, потому его люблю».

Ветеран рассказала, что и видит и слышит уже плохо, и память подводит. «Полная голова забита стихами, про войну, а теперь уже и про старость. А в детстве образование было труднодоступным, читать то особо нечего было, а сейчас читают что попало«.

Ветеран-снайпер Галина Романовна: Надо быть готовым защищать Родину

Она любит своих внуков и правнуков, и домашних животных. И кажется, вообще жизнь. Но помнит истории и о тех, кто потерял на войне слишком много, оставался инвалидом и жить не хотел. И повторяет: не дай вам и никому другому войны. И снова читает стихи, уже не свои, а фронтовых поэтов, например Валентина Мариинского.

«За стеною, который не ведаю год
Человек, не вернувшийся с фронта живет,
За высокой кирпичной больничной стеной слышен крик
«В наступленье, за мной, не робейте ребята, ребята, вперед!
— слышен крик вот уже 18-й год».
Спит Земля, людям видятся добрые сны,
Но не спит человек, не пришедший с войны,
Задыхаясь, в бреду, 18-й год, командир в наступление роту ведет.
А на стенке часы безмятежно стучат,
А солдаты давно дома с женами спят,
Все окопы высокой травой поросли,
тишина, только пение птичье вдали.
Лишь за этой стеной, за высокой стеной,
Бьется, мечется голос: «За Родину, в бой!»
Лишь один человек, только ночь настает, тянет руку вперед,
в наступленье завет.
Говорят доктора, наклонившись над ним:
«Трудный случай, наверное, не излечим».
Он с тревогой глядит на спокойных врачей,
Он не в силах фамилии вспомнить своей,
Как он жил, где он рос,
Где родные его, неизвестно в больнице о том ничего,
Тихой веткой стучится в окошко весна,
И не знает она, что такое война
И не знает она, как за доном рекой
В рукопашную шел лейтенант молодой,
Как безжалостный штык перед грудью возник,
И взметнулся на небо отчаянный крик.
Из палаты в палату всю ночь до утра
Коридорами длинными ходит сестра,
Там поправит постель, там прикроет окно,
Про себя помечтает «сходить бы в кино»,
Но капель в склянку нальет и в положенный час
Лейтенанту больному лекарство подаст.
А на стенке часы все стучат и стучат,
А в окне кружат яблоньки стайкой девчат.
И бегут поезда и растут города
И как птицы летят над землею года
Может быть у того лейтенанта, как знать,
На Кубани живет одинокая мать.
Может быть, до сих пор в чудо верит и ждет
И часами под вечер стоит у ворот,
Только он не придет никогда, никогда,
Он в атаку идет, он берет города.
Он не помнит ни мать, ни жену, ни отца.
Снятся пули ему, да осколки свинца
Да внезапные вспышки в тревожных ночах,
Да могилы друзей в чужедальних краях.
Беспрерывно, уже 18 год
Командир в наступление роту ведет.
18 год он идет все вперед,
Он идет все вперед и назад не придет, не придет.

И плачет…

А потом говорит: «плакать надоело» и желает нам снова всего лучшего и зовет летом в гости качаться на качелях и петь песни.

«Иркутск Сегодня»